Римас Туминас: “человек становится свободным, когда человек способен ограничивать себя”

В прeддвeрии 99-й сeзoн, кoтoрый oткрылся в тeaтрe. Вaxтaнгoвa в пятницу, 6 сeнтября, xудoжeствeнный рукoвoдитeль Римaс Туминaс oбъявил o прeдстoящиx плaнax (см. Мaтeриaл “xoдoк”). Oднaкo, eгo рeчь былa примeчaтeльнa нe тoлькo для включeния и aктуaльныe aргумeнты, кoтoрыe мoгут рaзoйтись нa цитaты. Здeсь прeдстaвлeны нaибoлee интeрeсныe чaсти.
 
– Я нaчну с грустнoй, нoстaльгичeскoй нoтe. Сeгoдня дeнь, кoгдa мы всe дoлжны клaняться и сooбщить, чтo спeктaкль “Пристaнь” зaкрыт! Мы жили с ним нa прoтяжeнии пoчти сeми лeт, oн игрaл в 154 рaз, нo жизнь нe umaima, и “Мaринa” рaствoряeтся в дымкe врeмeни. Мнoгиe oжидaли ee возвращения в репертуар, но я должен признать, что это невозможно, а показать preperati в нашей памяти, в музей. На лестничной площадке было тихо, грустно и светло.
 
Я думаю, мне нужно попрощаться с производства. И не волнуйтесь, если вы уйдете из нашего репертуара, некоторые другие спектакли по разным причинам. Не волнуйтесь – недороботка продолжать приносить новые работы. Пусть никто не удивится, если через полгода в нашем репертуаре несколько спектаклей уже не будет.
 
* * *
Ну, как всегда, в первый день сезона и вы, и я волнуюсь. А когда я нервничаю, я хочу, чтобы шутка или “gresite”. Ну, атак грех… один скажет: “Боже мой, Боже мой,кто бы ты любовь, если бы не было меня!” (Смех, аплодисменты.)
 
Есть такая притча… еврейского пророка посадили в клетку со львами, думая, что этим наказанием он умрет. Но когда наступило утро, мы увидели, что львы спят, и пророк, сидя, сидя. Его спросили: как это?! Он сказал: “Я не смотрю на Львов! Я смотрю на Бога!”
 
…Так и я смотрю на Бога, и ничего ты со мной не сделаешь!
 
* * *
Я смотрю в небеса! Как жить, чем жить и как жить? Можно ли подняться на вершину, чтобы покорить их, когда мы идем по равнине, на ровной дороге? Театр сейчас в таком состоянии, что он находится на дороге и не готова, не готова творить чудеса, покорять вершины.
 
Определенное смирение [пришел], затишье, застой… все кончено. И самое главное, я повторяю все время, не дай Бог, потеряет вкус, красоту, понимание, ощущение красоты. Она выходит каждый спектакль! Спектакли становятся грубее, “batowice”, attaleiates большинство из нас от автора – от главной мысли, идеи и мечты. Эта опасность велика.
 
Поэтому нам нужно строить логику на следующий сезон. Может, не сейчас, но ориентир должен быть сделан на предстоящий 2021, когда будет юбилей театра.
 
Помните, что десять лет назад, когда я рассказал вам об идее спектакля “Марина” и сказал, что если этого не произойдет, то в веке мы будем делать что-то грандиозное, интересное, смешное, – по залу прошел шепот: “еще за 10 лет собирается остаться?” Хорошо, что 10 лет прошло. Слева. И надо встретить столетие.

Дата неизвестна: 2021, 13 ноября, в субботу. И Указ Президента! И это … я думала, мы дома отмечаем… идея в том, чтобы закрыть театр на три дня – в память о наших ушедших великих художников. Они соберутся Соз в тишине, по ночам: мы не пойдем в театр, чтобы нарушить молчание. Встретимся где-нибудь в кафе, в “Двух палочках”… поговорить о театре, о том, как я хочу пойти туда, чтобы хоть как-то выглядеть, но нет – невозможно. И когда Вы наконец вернетесь, вы найдете сотни лет этот театр. Как хорошо было бы это сделать. Но, к сожалению, нет! Есть Указ. И это надо отметить.
 
Призываю всех поделиться своими идеями, мы создаем Совет искусств в рамках празднования юбилея. “Марина”-2 мы, конечно же, хотя начало я придумал. Это на Арбате, в эту субботу. Вы можете начать в 4 вечера. Приглашаем все театры… может даже в Омске, может быть, театр из Вильнюса, может быть, Стамбул, может быть, из Китая и строки из столбца м – пусть это все пройдет, и мы будем сидеть на базе театра. Мы несем подарки, мы сложить, и колонна идет дальше и дальше и дальше… в ресторане “Прага”.
 
* * *
Надо строить в этом сезоне и в следующей последовательности наших действий. Я прошу всех не тратить время, не пойти по ложному следу. Работа должна начинаться… и иногда не закончить. Не дай бог закончить. Что-то должно быть закончено.
 
Я хочу прочитать это сообщение с отрывок из Льва Толстого: “старение и понимание пациентом жизнь и смерть, война и мир, тихий стон человека, Земли и вечная трагедия его стремление к счастью”.
Подумайте об этом: тихий стон человека и земли.Это диктует определенный стиль, запах, дух произведения, который может быть преобразован в сценической версии.

Опять же, Толстой – в те годы, когда он создавал “войну и мир”: “цель художника не для того, чтобы точно решить проблему и заставить любить жизнь в бесчисленных ее проявлениях. Если бы мне сказали, что я могу написать роман, в котором я однозначно установить, кажущейся мне правильный взгляд на все социальные вопросы, я бы не посвятил и двух часов труда на такой роман. Но еслибы ты сказал мне, что то, что я пишу, будут читать теперешние дети лет через двадцать, и над ним плакать, смеяться и полюблять жизнь, я бы посвятил всю свою жизнь и все свои силы”.
 
Это, наверное, цель художника и, в свою очередь, на мой звонок, что я обращаюсь к вам – актерам.
 
* * *
Многие говорили мне, что наш театр-это особая атмосфера – так грамотно построенная сеть связи от охранников и швейцара до гардеробщики и билетеры. Некоторые приветствовали зрители, другие принимают свою одежду, а другие провожают в зал и помочь занять свое место. Эта цепочка, она очень красивая, Вы это чутко, тактично, с улыбкой. И это дает нам уверенность, но в то же время, мы не должны забывать о наших художественных задач.
 
Настоящий театр всегда живет по своим законам, внутренние традиции. Станиславского и Немировича-Данченко всегда приветствовал сценки; “Таганка” и “Современник” были заочно против (друг друга ревновать, дрались, спорили, но встретил ночью и пил…). Может быть, время было такое. Сейчас все по-другому, но мы открыли некоторые сцены и я чувствую, что их программа еще не сформирована. Конечно, мы хотим здесь хлещет молодежь, эти сцены стали популярным местом, но… популярность-это не искусственно искать. Я уверен, что арт-кафе будет найти свое лицо, и два этапа выстраиваются художественной программы, но пока… надо работать.
 

И самое главное, что наша сцена не забрала наши души, не вылилось все накопленное и драгоценное, что у вас есть. Важно рассчитать свои силы и помните, что никто вас не спасет, и спасет себя только вы.

 
* * *
Наверное, буду искать радостные, красивые моменты, мы думаем о свободе, должны стать свободными людьми, чтобы найти чувство свободы, человек становится свободным только тогда, когда в состоянии ограничить себя. Тем больше он может (и должен!) ограничивать себя, тем более он становится свободным.И ведь все дороги опять ведут на большой сцене, и те сигналы, о которых я ранее сказал, отдаляют нас друг от друга.

Мы теряем связь. Знакомое чувство одиночества-это нормальное чувство, но одиночество гораздо хуже, потому что это очень трудно найти путь к человеку.
 
* * *
Это касается и театра, и особенно отношений между актером и персонажем. Между ними тоже очень долгий путь. И я рад, что мы не грешим, мы идем по этому трудному пути впитал всей истории мышления о человеке, а не о себе, раскрывая автора – человека, которого вы заменили или продолжение его жизни. Вы ответственны за них,для мертвых, для ушедших, для исторических персонажей, которых столкнула судьба. Это долгий путь к человеку – сложный, нудный, но такой благородный.
 
Я прошу всех художников: не тратьте время, чтобы “раскрыться”, “страсть”, “выразить себя для зрителя”. Все, что наивность и ложь. Удача приходит только тогда, когда вы будете идти долгий путь к автору произведения, его персонажей, а для этого надо только понять. Удалить “интерпретация”. Высокая литература умоляя быть открыт. Меня иногда спрашивают, как вы придумали этот эпизод или этот? И не нужно ничего выдумывать. Я просто внимательно читаю. Я читала и читаю тот же текст. Это иногда больно, не всегда весело, но в один прекрасный день все будут разбегаться как роскошный фонтан sukartini, все образы, вся информация, эпохи, звуки, запахи… только успевай монтировать.
 
* * *
И в заключение одна цитата: “Gradetest безопасности от врага должны попытаться найти славу государства через искусство и науки”. Петра I.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.