В России увидят фильм “Три лица” иранского режиссера Джафара Панахи

Сeгoдня в рoссийский прoкaт выxoдит фильм «Три лицa» ирaнскoгo рeжиссeрa Джaфaрa Пaнaxи. Нa Кaннскoм фестивале этого года лента получила приз «За лучший сценарий». Репортаж Станислава Анисимова. 

Снятый в своей квартире фильм Джафар Панахи загрузил на флешку, которую спрятал в пирожное. Так его работа попала на кинофестиваль в Каннах. Называлась она, кстати, «Это не фильм». На родине, в Иране, режиссеру Джафару Панахи официально запрещено заниматься кинематографической деятельностью, а также покидать страну. Но он не сдается. Фильм «Три лица», который увидят российские зрители, ‒ это уже четвертая картина, снятая им после вынесения приговора.

«Я бы очень хотел присутствовать на премьере моего фильма в России, но не могу. У нас у всех есть какие-то ограничения, и я надеюсь, что они однажды исчезнут, и мы сможем свободно снимать кино так, как хотим», ‒ поделился Джафар Панахи.

Сюжет у ленты детективный: знаменитая иранская актриса Бехназ Джафари, ведущая популярных телешоу, получает видео от молодой девушки. Это крик о помощи: семья запрещает юной актрисе учиться в Тегеранском театральном университете. Вместе с режиссером Джафаром Панахи Бехназ отправляется на ее поиски, попутно обсуждая подлинность этого видео.

«Они обсуждают, вообще говоря, природу кино, потому что они выясняют: фальсификация это или подлинное видео, монтаж это или нет. Они говорят о том, что является главным для зрительского восприятия», ‒ пояснила кинокритик Зара Абдуллаева.

Съемки фильма «Три лица» проходили в трех деревнях, на северо-западе Ирана, областях с наиболее архаичным укладом. Дочь Панахи выслала ему из Франции мобильную съемочную технику: так режиссер смог, не привлекая внимания, работать на натуре. В этом фильме Джафар Панахи играет самого себя.

«Он наблюдатель, он не участник действия, хотя само пространство, сами реакции простых людей, они свидетельствуют о подлинном состоянии этого общества. О том, насколько агрессивны могут быть люди, которые за секунду восхищались этой актрисой», ‒ говорит Зара Абдуллаева.

В фильме есть и острый социальный подтекст. К актрисам в Иране никогда не относились уважительно ‒ ни до, ни после Исламской революции. Режиссер не только указывает на это, но и старается изменить положение вещей. Фильмы Джафара Панахи не похожи на привычное кино из Ирана. В них нет загадочной символики, поэтической недосказанности ‒ точная, документальная стилистика, ясное высказывание об окружающей действительности.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.